На Сахалине закрыли фестиваль «На островах чудес»

Не прошло и десяти дней, как фестиваль театров кукол «На островах чудес» нежданно‐негаданно подошел к концу. Радостно‐грустное настроение царило на церемонии его закрытия, и в этом смысле на четвертый раз было, как в первый.



Слезы, грусть, платочков взмахи,

Поцелуи, охи, ахи.

Расставаться очень жаль.

Значит, кончен фестиваль.

«Ширится, растет заболевание…»

Огненные языки света плясали на экране, выписывая названия 20 театров из 9 стран. Ни один театр земного шара в здравом уме и трезвой памяти не отказывается от возможности дойти до края России. А сам фестиваль добрался до севера острова, набрал высоту (благодаря Театру на ходулях из Евпатории), соединил Охотское море с Балтийским, Японским и Черным. Он приглашает лучших друзей, по совместительству — лучших по профессии, иных не по разу, но умудрился ни за что не повториться. Круг этот ширится с каждым годом, и все затруднительнее вмещать искомое в строчки афиши, по три раза на дню — новые имена и названия. Хозяева, не отвлекаясь от традиций гостеприимства, с плюшкинской точностью все подсчитали. В том числе и широту набранного общественного резонанса, которому тысячи километров не преграда: 160 раз 14 региональных СМИ помянули незлым, тихим словом Сахалин из‐за шабаша этих буйных кукольников, примиряющих нас с буднями, возносящих над проблемами и дарующих свет в тоннеле. И больше 7 тысяч интернет‐пользователей России не могли уснуть без новостей о фестивале лучших творцов иллюзий, что десять дней проливались, подобно солнечному свету сквозь пальцы, в зрительские сердца от «3 до 103».

Сахалинские зрители отлично провели время в компании принцесс, поросят, черепах, вампиров, убийц и других достойных членов общества. Фестивальные качели размахнулись от высокой поэзии до розыгрыша, от средневековья человеческого сознания до простодушной «ложь, да в ней намек». У него даже было собственное пронзительное «Счастье» нижегородского розлива, что в жизни встречается пореже трагедий и сказок, по поводу которого простые зрители хлюпали в платки, а такой сложный, как профессор Варшавской театральной академии Марек Вашкель, сказал: как хорошо, что я его не пропустил, этот голос новой генерации.

Фестивальный калейдоскоп складывался из многих пазлов: из океанского запаха и снегольда под ногами; из азарта сахалинской театралки, которая потратила пятизначную сумму на билеты, чтобы посмотреть все без исключения спектакли; из глубоких мыслей малыша в преддверии «Мухиной свадьбы» московского театра «ТриЛика» («на ком же женится муха? на саранче? на медведке?»); из выдоха‐восторга после грандиозной «Трагедии о Макбете» из Гродно — «снова верю, что театр жив»…

Хозяева оттягивали неизбежный финал как могли: говорили о любви («не уходи, побудь со мною»), дарили гостям дипломы с фигуркой куклы на долгую память. Гости платили той же монетой и даже лучше — милой куклой‐ангелом, чтобы мир дому сему был на долгие века, или глазастой лягушкой (после восхождения на останец Лягушку, пока стоит), видимо, для стимулирования дальних путешествий. Тем более что белорусы присовокупили к ангелу приглашение на гастроли в Гродно в 2018 году. Поглядев на гродненцев, Ивановский театр кукол изъявил желание видеть сахалинских кукольников на своем фестивале «Муравейник». Глядя на ивановских, не отмолчались рязанцы: Сахалинский театр кукол пригласили на фестиваль «Рязанские смотрины» (2019). Рязанским вторили эстонцы — сахалинцев хотели бы видеть и в Таллинне, глядишь, и там возродится собственный фестиваль кукольных театров…

«А на прощанье вам скажу…»

Кажется, им никогда не бывает много сцены. Для них театр кукол — открытая форма жизни, они рушат в клочья стереотип завистников, что в кукольники идут провалившиеся на драму (а если и туда не свезло, то дорога только в театральные критики). Несколько листочков театрального капустника были свернуты на скорую, но профессионально шкодливую руку. Особенно преуспели кукольники из Иваново, посвятившие самопальный комикс фестивалю-2017 в уникальной технике «пляшущие человечки». Фестиваль войдет в историю искусства с примелькавшейся почище шляпы Боярского тюбетейкой Марека Вашкеля, буйными локонами театрального критика Марины Тимашевой, скелетами рыбок, крабов и янтарными крохами на сахалинском берегу. Хоровая кукбригада чуть не вышибла слезу театрального интерсообщества, исполнив на трех языках — русском, эстонском и японском — «Рябинушку». Правда, переводчица Хироко Мия на полном серьезе уверяла, что про тонкую, хлипкую рябинку — песня чисто японская, потому как в России все больше, шире и масштабнее. Это да, согласились все, глядя на Валерия Шадского, худрука Рязанского театра кукол. Его упросили спеть голосом купца Паратова страдательный архангельский романс типа «Мы на лодочке катались». Но в отличие от героя (ш)адского романса, оставшегося «без весла и без штанов», гости уезжали с Сахалина без хорошего кусочка сердца.

— Обещаем вам невыносимую жизнь, ведь вам обязательно захочется вернуться на Сахалин, — в качестве последнего «прости» на дорожку ласково послала дорогим гостям исполнительный директор фестиваля Антонина Добролюбова.

«Друзьям — все, остальным — закон»

С драматического цеха гостей в прощальном зале в принципе не было. А остальные, конечно, разделили закон жизни, формулу любви и символ веры, который сложили многоталантливые кукольники из Иваново:

Знает каждый малышок,

Знает каждый кроха:

Театр кукол — хорошо,

А не кукол — плохо.

Следующий международный фестиваль театров кукол «На островах чудес» будет пятым. Небольшой, но приятный юбилей, к которому сахалинские кукольники начнут готовиться уже послепослезавтра.

Марина Ильина


Касса работает Вторник-пятница
с 11.00 до 17.00
Перерыв
с 13.00 до 14.00
Суббота-воскресенье
с 11.00 до 16.00
Понедельник-выходной
Афиша
В этом месяце
24 декабря в 11.00 и 14.00
СОКРОВИЩА КАПИТАНА КРЮКА (0+)

СОКРОВИЩА КАПИТАНА КРЮКА

Это невероятно красивая история о мальчике Питер Пэне, который, умеет летать, дружит с феей Динь-Динь и живет на


В следующем месяце
Архив
«    Декабрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31